Фольклорная экспедиция в Качугский район

Оцените материал
(0 голосов)
C 20 по 24 августа 2014 года Иркутским областным домом народного творчества была проведена фольклорная экспедиция в Качугский район Иркутской области.
Целью экспедиции являлось изучение музыкального фольклора наиболее «певучих» поселений Качугского района. Ведущий специалист отдела по музыкальному фольклору отдела традиционной культуры и народного творчества Маргарита Александровна Карышева исследовала местные поселения - Анга, Верхоленск, Кукуй, Бирюлька, Качуг.
 
Качугский район Иркутской области изучен достаточно подробно. Материалы по историческому прошлому края систематизированы в книге А.Г.Белоусова «Качуг. Страницы истории». Существует достаточно много исследований по административно-хозяйственной деятельности региона особенно в послереволюционный период. Однако до настоящего времени в краеведческой литературе отсутствуют специализированные сведения по музыкальному фольклору. Данный пробел заполнят материалы фольклорной экспедиции.
 
Жительницы села Анга Валентина Николаевна Выговская (1931 г.р.) и Вера Григорьевна Серебренникова (1937 г.р.) поделились интереснейшими сведениями о проведении местных календарных праздников. «На первое воскресенье после Троицы праздновали «берёзошны заговня. Наряжали (завивали) берёзку, украшали ленточками, бантиками на ниточке, букетиками цветов, вешали гроздьями, хороводы водили. Если жалко в дом берёзку рубить, можно веточку берёзовую украсить. Угощались «драчёнами» - это была картошка мятая, вроде котлеток сделанная, с маслицем подливали. Ещё делали «тарак» - молоко варили очень долго, с пенкой, заправляли его, вроде заквашивали сметаной, наливали в тарелки и хлебали ложкой. Ещё как обычно чай сварят, кашу поставят, блины, пирожки, яишницу. Потом носили берёзу топить. Берёзу топим, сами плаваем, купаемся, берёзку отправляем, плачем об ней, прощаемся. Пели «Во поле берёза стояла».
 
В Пасху крашеными яйцами бились.
 
Осенью отмечали Спасы, и «Сдвиженье» было – все черви и змеи сползаются на зиму, сдвигаются. Это в конце сентября, в начале октября, когда земля начинает замерзать, а у них норы уже наделаны. В воскресенье семьями соберутся, блинов, пирожков напекут, чай пьют. Старики говорили: «Жни, жни, сдвиженья не жди, сдвиженье придёт, рукавички принесёт».
 
Вознесенье отмечали тоже, Ильин день. Нам наказывали – после Ильина дня не ходите, не купайтесь. Повитуха наша говорила: «Я видела «Полудницу». А мы: «А как, бабушка Аня, ты видела?» Отвечает: «Она, Полудница, сидит на кочке и длинны чёрны волоса чешет деревянным гребнем. Когда ребятишки купаются, она затягиват в воду, так како же купанье?»
 
На «Рожество» наряжались и хулиганили – подпирали двери – заложишь их, а наутро те, внутри, выйдут или не выйдут. На телеграфный столб даже короб затаскивали, короба были раньше – вывозили навоз, здоровые, их на лошадях возили. Поленницы разбирали, вороты замазывали. Ворожили – пепел на дорогу высыпали, кто пройдёт, куриц выпускали из курятника, что склюёт, в заулке плетень трогали с закрытыми глазами – с сучком или гладкий, в бане свечки жгли и на зеркалах гадали.
 
А детьми играли – ложили бревёшко, сверху доска, с обеих сторон вставали с краёв доски и скакали, кто перескачет. Ещё под сараем привязывали качели и качались (качели были – доска и верёвка, не такие как сейчас). Собирались, где «утук» (огороженное для покосов место), до земли вытопчем. В лапту играли, по заулку по нашему городки делали из чурбашек. Ещё «бабки» были – в зиму варят холодец-то, косточки остаются, большие лошадиные, и маленькие свиные. Их становят по очереди и палочкой вышибают.
 
В «Двенадцать палочек» играли. Чурбашка лежит и досочка, поперёк на досочку двенадцать палочек. Ты голишь – подбегаешь, ударишь по досочке, палочки разлетятся. Ты пока их собираешь, все спрячутся. А ты их ищешь».
 
Музыкальный фольклор региона представлен городскими романсами, балладами, песнями послевоенных лет, частушками, авторскими сочинениями. Их прекрасно исполняют народные ансамбли ветеранов труда с. Анга «Ивушки», п. Качуг «Сударушки». Однако, наибольшую ценность, конечно, представляет пласт старинной народной музыки. Такие песни «тянули». В п. Качуг сохранилась семья, до сих пор исполняющая традиционный музыкальный фольклор. Это настоящий мастер народного пения – Аркадий Кузьмич Сафонов (1934 г.р.), его сестра Демидова (в девичестве Сафонова) Анастасия Кузьминична (1928 г.р.) и её подруга – Сафонова Анна Прокопьевна. Исполнители напели потрясающие по красоте народные песни, в том числе редко исполняемые в Иркутской области «Восемь лет споневоле моряк плавал с по волнам», «Ласкает утёсы волна голубая». Аркадий Кузьмич рассказывал: «Пели протяжно, голосисто. Песню подымали, вели. Можно было слов не знать, а песню вывести, в конце поднять». И далее, в процессе исполнения, Аркадий Кузьмич показал, что это значит – когда он чувствовал, что в песне не хватает мощи, уходил на октаву выше и пел совершенно не свойственную мужскому голосу партию, выводил женский подголосок с долгим, звонким, «закрученным» унисоном в конце строфы. Сетуют исполнители на то, что на селе мало осталось настоящих знатоков народной музыки, уходит традиционное народное пение, замещается песнями с советским и постсоветским содержанием – гладким, аккуратным, правильным, но не имеющим силы, природной таёжной мощи и простора, читающегося в звучании подлинного фольклора. Тем важнее работа Иркутского областного дома народного творчества, сохраняющего и передающего потомкам традиционную музыкальную культуру.
 
Собранный в экспедиции материал в течение года будет обрабатываться, наиболее ценные народные песни расшифруются и впоследствии будут представлены в очередном сборнике из серии «Фольклор Иркутской области».
 

ГБУК «ИОДНТ»
Ведущий специалист
по музыкальному фольклору
Маргарита Карышева

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены